Линн Бранст
«Вы должны выбирать проекты, которые необходимы вам для существования: если их не сделаете вы, то не сделает никто. (с) Гильермо Дель Торо
Другая ветка часть 2
Снова появилось непонятное чувство стыда. Но поборов себя медленно запинаясь во всех застежках, снял всю одежду. Кабуто сел на кровать, Ирука старался не смотреть на него. Немного неприятно, когда ты обнажен, а рядом человек полностью одетый, к тому же разглядывающий его. Ирука краснел и прикрывался руками, так и продолжалась эта немая сцена, минут пять, учитель чувствовал себя всё более и более неудобно, наконец, он сделал шаг в направлении кровати. Быстрее начнется, быстрее закончиться.
-Стой там.
Ох, Кабуто подошел сам, такое ощущение, что под тобой по кусочкам обваливается пол открывая путь в бездну, и чем он ближе, тем этих кусочков, становиться всё больше. Сейчас не останется ничего, за что он смог бы зацепиться! Ирука снова поймал себя на том, что стоит, вжавшись спиной в стену.
-Ты в такой панике, я удивлен, у тебя были до этого мужчины?
-Нет. – Признался честно, хотя первым стремлением было солгать.
-Тогда понятно, не бойся, я не буду торопиться. Я хочу, чтобы тебе тоже было хорошо.
Право слово, если бы Кабуто просто изнасиловал его, было бы проще, а здесь Ирука и не знал, как ему реагировать на такие слова. Но реагировать не пришлось, потому что его глаза прикрыла ладонь, а губы накрыли губами. Кабуто целовал его медленно и осторожно, а учитель думал, что ни одна его девушка не умела так целоваться.
-Не отвлекайся. – Кабуто лизнул в ухо, спустился по шее, поцеловал ключицу, вызвав дрожь по всему телу. Ирука вспомнил о своём решении не чувствовать ничего, но тут его уронили на кровать и мысль куда-то убежала, уступив место более насущной, сейчас с ним будут делать это! Он снова забарахтался, пытаясь выбраться, но его держали крепко и вместе с тем нежно, как это у Кабуто так получалось? Снова его лицо и плечи покрыли сотни легких поцелуев, медик не останавливался, пока Ирука не успокоился и не смирился. Дождавшись покорности, он встал и разделся сам, Ирука снова дрожал, ему было страшно и снова хотелось, чтобы всё уже поскорее началось и закончилось. Он почему-то решил, что теперь непременно должен лечь на живот и дать возможность Кабуто войти в него.
-Не торопись, просто делай то, что я тебе говорю.
Медик легко повернул его обратно и лег в кровать рядом с ним. Обнаженное тело другого мужчины рядом вызывало смесь чувств, самым легко различимым из которых была паника. Ирука протянул руку, взял член Кабуто в свою ладонь и сам удивился собственным действиям. Поднял глаза и встретился взглядом с другими, которые теперь не закрывали стекла. Интересно, когда он успел снять очки? С другой стороны это не самая важная мысль, которую стоит сейчас обдумывать. Потом они снова целовались, пока Ирука не поверил в то, что сегодня ничего против его воли сделано не будет. Если конечно не считать самого факта, что ему не оставили выбора. Поэтому когда Кабуто начал медленно спускаться вниз, целуя шею, плечи, грудь и живот он не сопротивлялся. Губы медика скользнули по члену, учитель выгнулся и застонал, в этот же момент, в Ируку проник палец. Это показалось не так ужасно, как он себе представлял, или быть может это оттого, что учитель хотел этого? Правда, когда к ощущению проникновения, прибавилось ещё и ощущение движения, учитель снова запаниковал.
-Не бойся мой хороший, я тебя не обижу. Расслабься мой милый.
Думать то конечно можно одно, а вот когда доходит до дела, всё совсем по другому. Как Ирука не старался, его мысли крутились вокруг того, что происходит сейчас пониже спины, и от мыслей, что вот сейчас туда проникнет что-то более существенное, чем один палец, всё внутри его сжималось. Кабуто снова принялся его целовать, но и руку не убирал, сколько прошло времени, прежде чем учитель смог смириться с присутствием чего-то постороннего внутри? Он точно не знал, хотя совершенно точно, что долго. Кабуто снова стал двигать палец внутри, сейчас получилось не зажиматься гораздо легче, хотя тоже не сразу. Учитель удивлялся, и как у медика хватает терпения, чтобы противостоять его сопротивлению? Но мысли снова ушли на задний план, когда в него проникли уже два пальца. Здесь снова всё прошла по тому же сценарию, разве что со своей реакцией Ируке удалось справиться значительно быстрее.
-А теперь приступим к самому интересному.
Ирука снова попытался перевернуться на живот. Кабуто остановил его, нежно провел по лицу ладонью.
-Может потом, сейчас мы сделаем по-другому. – И вытащив подушку из-под головы брюнета, он подложил её ему же под поясницу. Ирука смотрел на блондина закусив губу, ему было и страшно и уже хотелось, чтобы всё произошло быстрее. Он даже сам не понял, в какой момент он стал желать этого. Медик направил себя и, закинув ноги Ируки себе на плечи, и оказавшись с ним лицом к лицу, стал медленно входить. Ирука вскрикнул и закусил губу. Это было больше, чем просто пальцы.
-Расслабься мой хороший, сейчас просто расслабься.
Но как он не пытался, этого сделать не удавалось, но Кабуто продолжал входить в него, очень медленно и осторожно. И когда ему уже показалось, что всё вполне терпимо, боль стала неожиданно резкой. Кабуто наклонился ниже, прикоснулся губами к лицу, стал снова покрывать его поцелуями.
-Потерпи мой хороший, это просто глубже, чем могут проникнуть пальцы, сейчас просто потерпи. Ну вот, видишь уже всё, я весь в тебе. Ничего, не так страшно?
Ирука в этом момент смог пробормотать лишь что-то маловразумительное.
-Если бы ты мог видеть себя сейчас, ты так потрясающе красив, легкий румянец, чуть закушенная губа, но в глазах, несомненно, удовольствие. Ещё больше покраснел, ты просто прелестен.
А затем Кабуто стал двигаться, нельзя сказать, что было очень неприятно, но вполне терпимо. И к счастью довольно быстро закончилось. Кабуто напоследок что-то вскрикнул, по его телу прошла волна дрожи, отдавшись чем-то приятным и в Ируке, и он легко выскользнул из учителя.
-Спасибо тебе, мой милый, ты был великолепен, я думаю, ты и сам скоро начнешь получать от этого удовольствие.
Ирука покраснел, сначала он хотел спросить что-то вроде « а я?» Но не решился, ему вдруг нестерпимо захотелось исчезнуть с глаз этого вот человека, что только что удовлетворил свою страсть с ним, а он, Ирука ему это позволил. И, что самое страшное, чуть было не получил от этого удовольствие. Учитель спрятал глаза и поднялся с кровати.
-Я рад, что смог доставить тебе удовольствие.
-Не совсем.
Как это не совсем, неужели будет что-то ещё? Это напугало, он посмотрел на Кабуто.
-У меня в планах ещё кое-что есть, Ирука снова присел на кровать и подскочил, больно, посмотрел на Кабуто, неуверенный в том, что именно он должен делать сейчас. Быть может Кабуто хочет, чтобы Ирука его поцеловал? Он потянулся к губам медика.
-Нет.
Ирука, повернулся к члену Кабуто, протянул руку.
-Нет, глупый, куда ты так торопишься? Дай, я сам покажу, что надо сделать.
Он снова опрокинул учителя на кровать, развел ему ноги, у Ируки чуть слезы не потекли, опять, вот так сразу? Но то, что произошло затем, ему более чем понравилось, оказалось, что Кабуто может ртом делать такие вещи, что невольно чувствуешь рядом с таким вот мастером несмышленым учеником. Когда же он кончил, он не смел посмотреть на своего тюремщика, но Кабуто сам поднял его подбородок и заглянув в глаза.
-Понравилось? А ведь это ещё только начало. Я счастлив, что смог доставить тебе радость. – Кабуто был абсолютно серьёзен. – И последнее на сегодня.
Что, неужели он ещё что-то хочет с ним сделать? Ирука больше ничего просто не выдержит. Ой, он снова вставил ему два пальца в зад.
-А теперь не шевелись.
Минут, через пять, Ирука так толком и не понял, что именно Кабуто делал, медик, встал, оделся и поцеловав на прощание своего заключенного вышел за дверь. Снова была наложена техника, а у Ируки появилось время подумать о том, что же именно только что произошло здесь. И ещё неожиданно очень захотелось есть, но вместо очередного приёма пищи в камере выключился свет. Ирука сел и обхватил руками подушку. Неужели всё, что они сегодня делали заняло столько времени? Кабуто же пришел вскоре после обеда, около 5 часов по прикидкам Ируки. И всё это потому, что он не мог расслабиться, а Кабуто вместо того, чтобы просто взять, то, что он хочет, с ним столько возился? Поневоле почувствуешь благодарность. Даже если он совсем не хотел секса с Кабуто. Мало кто в Конохе обладал таким терпением. Ирука вспоминал рассказы о первом разе своих друзей. Больно, а потом ещё и сидеть не можешь. Значит, ему ещё и это предстоит. Но стоп, он сейчас именно что сидит, и ничего такого не чувствует. Он на всякий случай поерзал на месте, ничего такого, всё как обычно. Но ведь когда он присел сразу после того, как Кабуто закончил, ему было очень больно? Неужели то, что сделал Кабуто последним – это вылечил его. В одном Ируке стоило признаться себе прямо сейчас, ему очень трудно будет ненавидеть медика. И ещё одно, он, несомненно, будет ждать, когда же снова придет Кабуто. Ирука лег на кровать. Теперь она пахла ещё и другим мужчиной. Наверное, надо почувствовать раздражение из-за этого? Почему-то ничего такого не было. А ещё он должен расстроиться из-за того, что его только что изнасиловали. Но почему-то то, что только что произошло, очень трудно было представить, как что-то плохое. На самом деле, Ирука скорее готов был признаться сам себе в том, что считает, что только что произошло что-то чудесное. Учитель даже расстроился, у него ведь есть любимый человек, а он радуется, что тюремщик обошелся с ним очень мягко.
Надо будет в следующий раз обязательно расспросить Кабуто зачем же ему понадобилось всё это? Ирука совершенно не понимал, что именно медик хочет добиться и зачем ему это нужно. Но это всё уже завтра, а сейчас, сейчас он просто хочет спать, спать, обняв одеяло, которое сохранило запах Кабуто. Ирука закрыл глаза и провалился в сон.


Когда же он открыл их, в камере было светло, но полу дожидался свежий завтрак, а в душе пели птицы. Ему очень давно не было так хорошо, как сейчас. Это, правда и угнетало же, ведь он же любит Какаши, так почему он так рад оттого, что с ним вчера с ним сделали? Быть может сегодня или позже всё кончиться, он же всё же пленник Кабуто, а не возлюбленный, так зачем ему и дальше делать Ируке хорошо? Но то, ощущение счастья, что смог подарить ему медик, нечто очень ценное, а на всё хорошее надо отвечать чем-то не менее хорошим. А ещё, возможно, он когда-нибудь сможет убедить Кабуто уйти с ним, с Ирукой в Коноху, и тогда ощущение аморальности и грязи, что возникает у Ируки сейчас пройдет. Разве можно быть счастливым с человеком, который тебя насилует? Ведь, несмотря на то, что Ирука согласился на секс сам, но в таких условиях ему не оставалось ничего другого.
Грязь, насилие и счастье, как они оказались в компании его эмоций вместе? Но это измениться, обязательно измениться. Как только он найдет выход из моральной ситуации, в которую загнал себя сам.