Линн Бранст
«Вы должны выбирать проекты, которые необходимы вам для существования: если их не сделаете вы, то не сделает никто. (с) Гильермо Дель Торо
Моё, не правленное и не законченное.
Кабуто/Орочимару
Орочимару сидел на кровати и думал о юноше. Сколько лет они уже вместе, сколько же лет как никого ближе, чем этот юноша у него нет. А он до сих пор не был с ним близок, и, если говорить грубо, так ни разу и не трахнул его. Орочимару задумался, он вспоминал, как и когда они встретились. В тот день убежала Анко, и тогда мальчик был ещё маленьким. А потом он бывал дома достаточно редко, но каждый раз, когда они виделись, находились причины, почему они не спали вместе. И даже последние события как будто противостояли этому. Кабуто был теперь всё время рядом. Он раскрылся как шпион, или точнее это он, Орочимару заставил его раскрыться. Он всё меньше доверял юноше и хотел, чтобы тот был постоянно при нем. А затем были не менее важные причины для отсутствия секса. Мало кому чего-то подобного захочется, когда любое прикосновение к рукам вызывает нестерпимую боль. Да и Кабуто был при нем скорее как нянька. Нет, не так Орочимару хотел взять мальчика. И снова Кабуто удивил его. Не бросил, не предал, а ведь это был такой удобный случай. Но теперь, когда у него новое тело, когда его руки больше не болят, он вполне бы мог насладиться юношей. Но сейчас его опять скорее интересовал Саске, а не Кабуто. Орочимару пытался понять, что же именно он чувствует. Хочет ли он Кабуто? Прислушавшись к своим ощущениям, понял, да, хочет, причем очень сильно. Гораздо сильнее, чем Саске. Точнее совсем по-другому, чем Саске. Он уже и забыл, что может хотеть физической близости так. А тогда почему он медлит и думает о совсем другом мальчике? И снова в который раз ему показалось, что Кабуто управляет его желаниями. Это ощущение не покидало его никогда. С того самого вечера, когда мальчик, прижавшись к нему, восторгался закатом. И когда он внезапно понял, что хочет остаться один. Так было не раз и не два. Так было во все их встречи. Он умело сбивал его напряжение и томление, так и не доводя дело до постели. Когда только он этому мог научиться? Надо найти его, сегодня он точно это сделает, не позволит ему управлять собой. Он привстал на кровати, и тут послушался стук в дверь. В комнату вошел Кабуто.
-Орочимару-сама, вы сейчас свободны?
От юноши исходил легкий аромат мыла и чистой кожи. На лбу блестела не вытертая капелька воды, а ещё от него исходил легкий мускусный запах. Он сейчас, перед тем как войти, тоже думал о сексе. Орочимару попробовал на вкус воздух, какой возбуждающий запах! Похоже он пришел сюда именно за этим.
-Раздевайся.
Юноша послушно начал снимать с себя одежду. Невольно напомнив Орочимару события той, самой первой встречи. Вот только сегодня было не так. Резкие угловатые движения мальчика изменились на более отточенные, красивые движения молодого мужчины. И, теперь, в этом уже не было никаких сомнений, Кабуто его соблазнял. Всё так же как в первый раз он сложил свою одежду в стопку и, положив сверху очки, замер, ожидая дальнейших распоряжений. Вот только теперь, в отличие от событий 7 летней давности, Орочимару был готов наброситься на него сам и, не отходя от двери, там же и взять. Да, невольно отметил он, подождать пока мальчик повзрослеет всё-таки стоило.
-Подойди ко мне.
Он сам удивился своему внезапно охрипшему голосу. Но Кабуто никак не выдал своего удивления. Только ещё сильнее в воздухе запахло страстью. Юноша медленно приближался, или это ему просто казалось, что слишком медленно? Наконец он подошел, присел рядом на кровать, посмотрел на него томно. По телу Орочимару пробежала дрожь, он уже готов был опрокинуть юношу на кровать и, разведя его ноги одним движением ворваться внутрь, но Кабуто прикоснулся пальцем к его ладони, так как делает это ребенок, привлекая внимание матери, заглянул в глаза и прошептал:
-Простите меня, Орочимару-сама.
Эти слова и движение несколько уняли пыл мужчины, он некоторое время смотрел на юношу, и когда, наконец, к нему вернулась способность думать, юноша продолжил.
-Я боюсь, что буду недостаточно хорош для этого. Но я постараюсь сделать всё возможное, чтобы вы не разочаровались во мне. И я счастлив, что вы наконец-то обратили на меня своё внимание. Я так долго мечтал о том, что первый поцелуй и всё остальное будет именно с вами, я не оскорблял своё тело даже собственными прикосновениями.
Крови вернувшейся к мозгу, похоже, было недостаточно, чтобы сразу понять то, что сейчас сказал Кабуто. Но потом он всё же понял. То, что у Кабуто никогда не было партнеров, он знал и так. Но вот то, что он ни с кем ещё не целовался, было удивительно. Насколько он помнил Кабуто, вокруг него всегда вились мальчики и девочки, оставляя запахи своего желания на нем. Орочимару посмотрел в глаза мальчика и понял, что сейчас тот сказал ему правду, да это было вполне в стиле Кабуто, действовать так. Теперь жажда обладания им разгорелась в сердце мужчины с ещё большей силой. Интересно, ему показалось и нет, что глубоко в глазах Кабуто мелькнуло удовлетворение тем, что все, что он делает, оценено по достоинству? Юноша убрал палец из ладони и прикоснулся к плечу мужчины, но это было уже совсем другое прикосновение. И снова у Орочимару возникло ощущение, что его соблазняют. Может мальчик и не позволял прикасаться к себе, но он, тем не менее, прекрасно представляет, как именно доставить удовольствие другим. Теперь уже Орочимару не хотелось поскорее перейти непосредственно к процессу. Теперь уже ему хотелось перехватить инициативу и показать юноше, что же это такое, заниматься сексом с опытным мужчиной. Теперь он думал лишь о том, чтобы тело, нет, не голова, а именно тело юноши жаждало его прикосновений. Голова присоединиться потом, когда он, наконец, начнет получать удовольствие от занятий сексом. Если повезет, раз на третий, а так может и дольше. Но первое время тело будет предвкушать, что с каждым новым разом всё будет лучше и лучше. А голова будет недоумевать, что же это собственно происходит с телом? Кабуто сам не представляет, как же ему повезло. Последняя, на ком Орочимару проверял эту технику, была Анко. Он убедился, что она работает. Или наоборот не повезло? Он узнает, что бывает потрясающе хорошо сразу, и что же останется потом? Лишь недоумение от общения с другими партнерами? Но это не важно, важно то, что Орочимару сможет привязать к себе его крепче всяких проклятых печатей. Это доказала недавняя встреча с Анко. Она всё ещё любит его и ждет лишь, когда он её позовет. Так и он, Кабуто, будет любить и жаждать.
Орочимару взял двумя пальцами подбородок Кабуто, и притянул юношу к себе. Его губы практически касались губ Кабуто, тот потянулся, пытаясь достать, коснуться губами губ.
-Нет, мой дорогой, сейчас ты расслабишься и разрешишь мне сделать всё, что я захочу так и тогда когда я этого захочу и посчитаю нужным. Ты меня понял?
-Да.
В воздухе появился чуть заметный аромат страха. Отлично, Кабуто испугался, что у него перехватили инициативу, что он не уверен в том, что же именно задумал мужчина. Значит, всё идет правильно. Как хорошо, что у него обоняние змеи, внешне юноша ничем это не выдал. Кабуто замер, Орочимару не делал ничего, пока не убедился, что юноша готов следовать его указаниям.
Он заставил юношу вытянуться на кровати и начал медленно его ласкать, первый раз не так всё просто, тело должно привыкнуть к прикосновениям, и к ощущениям, что они дарят. Потом к счастью всё пойдет быстрее и легче, а пока, он должен неторопливо показать юноше, на что способно его собственное тело. У юноши оказалась чрезвычайно чувствительная кожа, и через короткое время он уже постанывал и извивался под его прикосновениями, но затем что-то изменилось, Орочимару понял, он пытается контролировать свои реакции.
-Сейчас же прекрати!
Юноша смутился, но больше не пытался как-то изменить свою реакцию на прикосновение мужчины. Он повернул Кабуто на живот и продолжил ласкать его тело, сначала тот снова сжался, но затем расслабился. Орочимару продолжал водить пальцами по спину, другой же рукой развел ягодицы и прикоснулся пальцем к анусу. Вполне ожидаемо юноша снова превратился в комок нервов. Но Орочимару это нисколько не встревожило, он будет продолжать столько, пока Кабуто не позволит ему сделать всё, что тот захочет. И это стоило того, мужчина был уверен. Юноша вовсе не был его первым девственным партнером. Он продолжил ласкать чувственное тело, пальцем продолжая ласкать анус.
Ну вот он наконец расслабился настолько, что можно ввести фалангу. Преодолев очередное сопротивление, он, наконец, получил возможность подвигать пальцам, вводить и выводить его. Новый запах разлился в воздухе. Вот теперь можно не сомневаться, что Кабуто знал, что делает.
-Молодец, ты хорошо подготовился.
-Спасибо, Орочимару-сама.
Теперь, когда он знает, что Кабуто пришел к нему подготовленным, дело пойдет значительно быстрее, но не так, как планировалось юношей изначально, но и не так медленно, как это планировалось мужчиной. Теперь Орочимару был уже не столь осторожен, как раньше. Один палец сменился двумя, изо рта юноши вырвался стон.
-Расслабься.
Он снова нежно поводил по спине юноши, наконец, тому удалось совладать с собой, и два пальца были заменены тремя. Здесь дело пошло не так быстро, это всё так же ожидаемо, как и раньше, но Кабуто снова удивил его, быстро справившись с собой. Вот так вот расслабляться на самом деле мало кто умеет, отметил про себя Орочимару. Пора уже переходить к более существенным мероприятиям.
Он снова перевернул юношу на спину, тот покраснел, это было очень мило, Орочимару улыбнулся, вот уж чего не ожидал от Кабуто. Подсунул под попу юноше подушку, и закинул его ноги к себе на плечи. Вот так им обоим будет удобно. Кабуто ещё больше покраснел и закрыл лицо руками. Так не пойдет, он хотел видеть всё что отразиться на его лице, все эмоции, что его движения вызывают у юноши.
-Положи ладони мне на плечи и держи глаза открытыми, смотри на меня.
Кабуто кивнул и так и сделал. Орочимару удивился слегка, он его не отталкивает, как было бы ожидаемо, а просто держится за него. В глазах юноши страх боролся с решимостью, и ещё там было смущение. Мужчина направил себя и вошел в юношу, до конца, преодолевая сопротивление.
-А-а-ах.
Выдох боли. А вовсе не радости, снова страх разлитый в воздухе, но снова он не чувствовал, что его отталкивают. Это удивляло. Он начал двигаться внутри, стоны боли, закушенная губа, в воздухе страх, но в глазах решимость и пальцы, что сжимают его плечи, не позволяют остановиться или действовать осторожнее. И он продолжал, не отрывая глаз от юноши, который смотрел на него со странным выражением удивления. Наконец он кончил, двигаться сразу стало легче, на лице Кабуто было написано такое облегчение, что Орочимару не смог отказать себе в удовольствии ещё раз всё повторить. На этот раз он был даже более осторожен, чем в первый, но вряд ли юноша сейчас мог это оценить. Но, тем не менее, перетерпел и это.
-Ты можешь идти.
И снова Орочимару был удивлен, ни слова, ни даже жеста показывающего, что юноша обижен. Он просто сел на кровати, вздрогнул от боли, перенес вес на бок, и стал так вставать, щадя свой зад.
-Я передумал. Никуда я тебя сейчас не отпущу.
Снова легкий аромат страха, но послушно лег на кровать и раздвинул ноги. Смотрит на него выжидающе. Орочимару поймал себя на том, что хочет сделать это. То, чего он не делал со времен своей юности. Быть может потом он и пожалеет, но сейчас он не мог удержаться. Он потянулся и погладил член юноши, похоже, тот не лгал, он и правда не дотрагивался до себя. Это может быть небольшой проблемой, но мужчина был уверен, что справиться с ней. Он нагнулся и стал ласкать его член языком. Наконец тот встал, мужчина посмотрел в глаза юноши, похоже, тот совсем запутался в том, что же происходит. Но это и к лучшему.
Он приподнялся, перенес ногу через юношу и медленно, смотря тому в глаза, сел на его член. Глаза Кабуто расширились, он вцепился в бедра мужчины, губы его приоткрылись, но выдавить из себя он ничего не смог. Орочимару понравилась реакция мальчика, похоже, он смог удивить его, а затем он стал медленно двигаться.
У Кабуто все получилось, а точнее просто не могло не получиться, ведь он был с Орочимару. Первый раз, пока ещё не понимает, что именно сейчас с ним произошло, но это не страшно, теперь он никуда не денется. Орочимару подавил в себе желание продолжить играть с Кабуто, напоследок проведя по нежной коже, поцеловал так, как может только он.
-Ты можешь идти.